ЖИТИЕ ЕПИСКОПА ВЛАДИМИРА (АБРАМОВА)

Епископ Владимир, в мире Вадим Абрамов, был интеллигентом из Москвы. Он с детства искал духовную жизнь, хотя мать его была атеистка, это травмировало сердце мальчика. Но бабушка была очень духовным, религиозным человеком. Она зажгла в мальчике искру христианства. Он уже в армии носил с собой евангелие и читал молитвы.

Его духовные искания начались в патриархии. Где-то в 1983 году он ходил в храм "Знаменье" на Речном Вокзале в Москве. Он тогда везде разыскивал монахов, и попросил одну женщину свести его с кем-либо из старых монашествующих. Эта женщина знала катакомбного архиерея Геннадия (Секача), и пообещала свести его с Геннадием. Чудесным образом в этот момент Геннадий приехал в Москву (ему нужно было посетить Троице-Сергиеву Лавру). Эта была последняя поездка Геннадия в Мокву. Владимир встретился с ним (и, кажется, сопровождал его в Лавру). Потом он сделал выбор и вошел в Катакомбную Церковь.

От Владыки Геннадия он принял монашество и иеромонашество, и дошел до епископа. Когда только Владыка Владимир постригся, Владыка Геннадий дал ему кличку "Водик". Никто не понимал почему. Только потом, когда он умер первым, Владыка Геннадий вторым, а Владыка Григорий третьим, люди поняли, что в этом был предсказание: "Ты нас поведешь, а мы за тобой." О его хиротонии ему заранее было возвещено блаженным провидцем Леонидом, подвизавшимся тогда у источника святого мученика Василиска на Кавказе.

Знавшие его люди говорят, что по естеству своему он напоминал человека прошлого века. Он был очень открыт и так же открыто говорил по телефону, когда бывал в Москве и звонил своим единомышленникам, хотя в те времена это было особенно небезопасно. Он был чуток в своей духовной интуиции. Так, еще не будучи епископом, он оказался без работы. Спустя время Епископ Владимир получил приглашение от своего знакомого священника, иеромонаха из новостроящегося Данилова монастыря трудоустроиться там. Поднимаясь по лестни-це к монастырской канцелярии, Епископ Владимир, не дойдя до конца несколько ступенек, неожиданно остановился, прислушиваясь к чему-то, и спустя время сказал: "Как здесь тяжко на душе, однако, здесь как-то нехорошо, я уйду от сюда." Резко повернувшись, он быстро вышел, никогда более не возвращался сюда.

По профессии ювелир, у него были золотые руки. Катакомбные христиане Тихоновской Церкви в своем служении используют красиво и кропотливо сделанные вещи его работы.

Незадолго до своей смерти, он уехал из Москвы, решив уединиться в горах на Кавказе, где он купил себе дом. Но КГБ не разрешил его там жить, ему пришлось уехать оттуда и, поскольку он потерял московскую прописку, он прописался в городе Элисте. Здесь власти постоянно вызывали его в КГБ, требуя его немедленного выезда из города. Он отвечал отказом. В этот момент произошла трагедия в Чернобыле, и всех "подозрительных" людей КГБ отправлял в Чернобыль, через военнкомат. Но он отказался, за ним последовали розыски, слежка.

В городе Георгиевске, 2/15-го января, 1987 года около 12 часов дня, читая жития святых, тридцатидвухлетний святитель вдруг встал, сказал, что ему душно и сделав два шага упал... Разрыв сердца. Мгновенная смерть. Рядом была игуменья Олимпиада и несколько монахинь. Только последнее время он жаловался на тяжесть в области груди...

В ночь перед смертью он видел сон. Он стоит в источнике мученика Василиска в белом епископском облачении, с омофором и маленького роста старичок в рясе - поливает его водой...

Его другу, Епископу В., в ночь со 2 на 3 января во сне было открыто, что нет уже его. "Однако я не верил. Сон был похожий. Внутри храма как бы по балкону на хорах меня вел под правую руку старичок в рясе и внезапно я услышал сзади шаги и, оглянувшись, узнал En.Владимира и тотчас голос мне сказал: это его Ангел. Не доходя до меня несколько шагов, он повернул вправо и, перепрыгнув через балюстраду, стал падать вниз. Я подбежал к краю балкона и увидел, что он не разбился, а упал прямо в какой-то бассейн с водой и нисколько не пострадал, а только весело выскочил из него и скрылся где-то в храме. Здесь же голос мне проговорил: Вот ушел от нас отец Владимир. По балкону мы пошли со старичком дальше и на выходе из храма оказалось, что он стоит на откосе горы. Выйдя, я увидел две скульптуры. Они изображали людей, а дальше был какой-то сад и пение и сон кончился..."

Он был похоронен в Георгиевске. Потом его мощи были перевезены матерью на Митинское кладбище в городе Москве.

Епископ В. пишет: "Только через год с небольшим я попал на кладбище г. Георгиевска. Георгиевск - степное место. Летом там трава - не трава колючки высотой в вершок не более. По кладбищу мы с провожатыми шли, взирая на эту пожухлую зелень, пока не добрели до места его захоронения. Еще за несколько десятков метров обрисовался среди надгробий и крестов - большой зеленый куст в рост человека. Подошли ближе - это и была его могила. Цветы, которые обычно 20-30 см от земли здесь выросли на полтора-два метра, являя собой не обычное зрелище. Голубой деревянный крест венчал четверо из местных - два юродивых, один совсем неизвестно кто - безпаспортник и в последнем ряду была похоронена стодвадцатилетняя старожил-монахиня, по-моему Ольга... Как их Господь соединил Своим Промыслом вместе здесь! Удивительно!"

И Епископ В. рассказывает такой случай: "300 человек, стоявших в очереди за билетами на Москву в зале аэровокзале, не слышали голоса, перечислившего из кассы на весь зал фамилии счастливцев, чья очередь брать билеты подошла. Никто не отозвался ни на этот раз, ни после повторного объявления. Тогда голос нервно воскликнул: "Что, нет никого желающих на Москву?!" Только после этого несколько человек, отделившись от конца очереди, спокойно подошли и взяли билеты. Затем женщина из кассы еще раз обратилась к очереди с тем же вопросом, И только тогда очередь услыхала его, ожила, и началось столпотворение.

Это явное чудо, когда у сотен людей отнимается вдруг слух и только несколько слышат, было ответом на молитву, с которой обратился к Богу через ходатйство новопреставленного епископа ИПЦ Владимира (Абрамова) другой епископ Тихоновец, стоявший здесь на аеровокзале. 'Если ты оправдался перед Богом, отче Владимире, помоги нам!' Епископ ездил на Кавказ к своим сподвижникам и теперь с несколькими людьми возвращался обратно. Возможности приобрести билеты не было, а желающих - сотни. Было ясно, что здесь можно ждать билет несколько дней. Но он вспомнил покойного Епископа Владимира. В таких ситуациях Епископ Владимир всегда вел себя спокойно, вставал в хвост очереди или в сторонку, молился и терпеливо ждал. Епископ Тихоновец ре-шил последовать его примеру. Этот случай был утвержден архиереями как знак, указывающий на святость Епископа Владимира."

(Источники: Епископ В., Священник В., Священник П., Инокиня Е., Reston News Service. 20 August, 1987)

На заглавную страницу
Hosted by uCoz